18+

Рост собственных доходов бюджета Алтайского края по итогам 2023 года составил 121 процент

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Реплика

Промышленность и экономика

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

При этом в регионе общественники уже начали сбор подписей под обращением к губернатору края Александру Карлину с просьбой в очередной раз наложить мораторий не весеннюю охоту.

В течение двух последних лет Карлин, вопреки недовольству Минприроды и энергичным возражениям краевого охотобщества, запрещал весеннюю охоту на водоплавающую и боровую дичь. Причем краевое общество охотников и рыболовов даже пыталось оспорить решение губернатора в суде, но проиграло.  И это при том, что, к примеру, в этом году регионов, где были введены такие ограничения, в России было всего пять. А в Сибири и на Дальнем Востоке Алтайский край оказался и вовсе единственным, запретившим весеннюю охоту.

Doc22.ru Руководство алтайской Главприроды выступает за культурную охоту. На фото - Владимир Попрядухин (справа) и Василий Дериглазов.

Руководство алтайской Главприроды выступает за культурную охоту. На фото - Владимир Попрядухин (справа) и Василий Дериглазов.

По словам начальника Управления охотничьего хозяйства Главного управления природных ресурсов и экологии Алтайского края Василия Дериглазова, «двухгодичный запрет каких-то ощутимых результатов не принес, не дав каких-то заметных положительных изменений в численность водоплавающих».

-  Да, в отдельных районах осенью отмечается увеличение дичи, но в целом по краю  этот мораторий проблемы не решит. Нужно вводить запрет на территории всей страны, а лучше – на международном уровне, - считает Дериглазов.

Ему вторит и его заместитель Максим Катернюк: «Никакой запрет охоты браконьеров не сдержит».

Doc22.ru Для Владимира Попрядухина охота – праздник.

Для Владимира Попрядухина охота – праздник.

Между тем у начальника Главного управления природных ресурсов и экологии Владимира Попрядухина, недавно назначенного руководителем главным природоохранным ведомством края, нет однозначного мнения по поводу запрета охоты. Хотя он и относит мораторий на весеннюю охоту к заслугам возглавляемой им Главприроды.

- Два года подряд по указу губернатора края Александра Карлина вводится запрет на весеннюю охоту на водоплавающую и боровую дичь. Это вызывает скепсис в Министерстве природных ресурсов, которое считает запретительные меры запредельными. Запрет на охоту – главная наша заслуга, Главприроды. Без нашей воли невозможно было принять такое решение, ведь именно нам пришлось убеждать федеральных чиновников, - заявил Попрядухин, не скрывая, впрочем, своих охотничьих пристрастий. - Я – культурный охотник, а тот, кто им не является, никогда охотника не поймет. Ведь это не просто отдых, это смысл жизни, это праздник. Это в крови у 50 тысяч алтайских охотников. Большинство их – сознательные граждане, для них истинное удовольствие – пообщаться с животным миром, а занимаются они исключительно трофейной охотой.

Doc22.ru Василий Дериглазов опасается, что жители края еще хлебнут лисьего бешенства и наплачутся от бобров-вредителей.

Василий Дериглазов опасается, что жители края еще хлебнут лисьего бешенства и наплачутся от бобров-вредителей.

С ним солидарен и Василий Дериглазов:

- Охота – это досуг людей. Кроме того за пользование охотничьими ресурсами их пользователи платят деньги. А это 2-3 млн. рублей ежегодно. Не будет охоты, добычи животных мы не сможем избежать распространения опасных болезней, к примеру, бешенства,  среди них. Опасных в том числе и для человека, и для домашних животных. Есть, например, проблема перенаселенности бобра. Запружены реки, осложнен доступ рыбы на нерест, захламляются водоемы, портится дорожное полотно, наносится вред гидротехническим сооружениям, что может привести к катастрофам. Именно бобры стали причиной прорыва этим летом одной из дамб. Некоторые парнокопытные уничтожают молодые лесные насаждения. Если мы не будем регулировать численность диких животных, то мы все захлебнемся в лисьем бешенстве и от бобра наплачемся.

Как утверждают природоохранители, сознательность охотников растет. Однако, как выяснилось, это утверждение ничем фактически не подтверждается, даже опровергается ростом числа ежегодно выявляемых правонарушений. Так, в этом году выявлено уже около 900 правонарушений, существенно больше, чем в прошлом году. При этом с нарушителей взыскано всего чуть более 1,1 млн. рублей.

Впрочем, по мнению чиновников, число выявленных случаев правонарушений растет не только потому, что ширится браконьерство, но и потому, что стали больше выявлять, системнее с ним бороться. Главной же причиной браконьерства алтайские власти считают пробелы в природоохранном законодательстве. По их мнению, его нужно ужесточать, увеличивать уголовные и административные санкции. «Мы, правда, со своей стороны пока не выступили с какими-то инициативами и предложениями к законодателям, пока нарабатываем фактическую базу, хотя ситуация такова, что каждый день поступающая к нам информация напоминает сводки из зоны боевых действий», - посетовал Попрядухин.

СПРАВКА. Общая площадь охотничьих угодий в Алтайском крае – 15.5 млн. га. За 63 охотпользователями закреплено более 13 млн. га. Почти 2,4 млн. га (около 16 процентов при нормативе в 20 процентов) являются общедоступными, находятся в свободном доступе. Там охрану природных ресурсов, в том числе и животных, осуществляют госорганы. Почти на 2,5 млн. га работает 23 охотинспектора.

 

 

Между тем в Главприроды сообщили, что в самое ближайшее время (с начала 2015 года) в Алтайском крае начнут применяться новые методики учета численности видов охотничьих животных и ареала их обитания. «Будем надеяться, что новая методика учета позволит получить более достоверные и точные данные», - заметил Дериглазов.

Как стало известно, недавно в Алтайском крае разработана программа сохранения и воспроизводства охотничьих ресурсов, рассчитанная до 2020 года. Однако, по словам замначальника Управления охотничьего хозяйства Максима Катернюка, общий объем ее финансирования составит всего 4,7 млн. руб. из федерального бюджета. Это около 800 тыс. руб. в год, из которых только 0,5 млн. руб. ежегодно будет выделяться на охотничье хозяйство. Очевидно, что такое финансирование не позволит существенным образом изменить ухудшающуюся ситуацию в животном мире Алтайского края.

К слову, по официальным данным Минприроды, по численности лося и косули Алтайский край входит в пятерку ведущих регионов Сибири, кабана – превосходит всех по росту численности. Растет численность марала. Расширяется в регионе ареал обитания соболя, прижилась и распространилась даже в лесостепных районах края куница.