18+

Рост собственных доходов бюджета Алтайского края по итогам 2023 года составил 121 процент

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Реплика

Промышленность и экономика

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Общественный совет при Главном управлении природных ресурсов и экологии Алтайского края на своем последнем заседании проголосовал за проведение в этом году в регионе весенней охоты на водоплавающую дичь, которую несколько последних лет в крае запрещал губернатор Александр Карлин.

Правда, далеко не все общественники выступают за отмену губернаторского моратория. Одним из противников открытия весенней охоты выступает известный биолог, руководитель краевого Центра защиты леса Александр Бондарев. Вот текст его выступления на заседании Общественного совета при Алтайглавприроды, в котором он заявил, что краевое управление охотхозяйства идет на поводу у сторонников охоты.

<

Александр Бондарев считает, что Управлению охотничьего хозяйства «нелогично идти на поводу у сторонников весенней охоты и пора занять адекватную позицию».



- Опыт – критерий истины. Мой охотничий стаж 50 лет. Охотник до мозга костей. Продолжаю держать подсадных уток и гусей. Осенью 2014 года охотился в четырех районах. Обвинять меня в антиохотничьих намерениях нет оснований. 24 года, с 1970 года, работал в управлении охотничье-промыслового хозяйства главным охотоведом и начальником управления. В эти годы были восстановлены популяции серого гуся, косули, бобра, расселяли марала, сурка, ондатру. Косулю, глухаря и рысь отлавливали для других регионов. Легальный отстрел дичи увеличили многократно. Для желающих предлагаю таблицу.

В 1972 году в крае насчитали всего 1,5 тысячи гусей. Но многолетний запрет весенней охоты, установленный с 1969 года, плюс реальная охрана, плюс зоны покоя  и заказники позволили восстановить популяцию  гусей до 60 или более тысяч. Поэтому в 1990-е гг. дневная норма отстрела была – 6 гусей. Кстати, в последние годы благодаря запрету охоты на журавлей и лебедей их численность возросла многократно, хотя на зимовках их бьют. Это тоже солидный и объективный аргумент в пользу запрета охоты.

Дискуссии по открытию весенней охоты сродни пословице: Если нельзя, но очень хочется, то можно! Всё соглашаются, что уток и гусей с каждым годом всё меньше и меньше. Здравый человек стал бы искать способы как восстановить ресурсы этой дичи. Но у нас всё наоборот. При этом киваем на соседей. Конечно, управлению охотхозяйства не логично идти на поводу у  сторонников весенней охоты, пора занять адекватную позицию, согласовывать меры по охране перелетных птиц с соседями и Казахстаном. Таможенный союз это позволяет. Мне приходилось неоднократно напоминать о прекрасном опыте трех США, Канады и Мексики по организации охраны, квотированию  и лимитированию добычи перелетных птиц. Пора бы внедрять его. Также совершенно нелогичным стало решение открывать охоту с августа ежедневно. Плохо, что заказники без охраны, мало охотоведов. Очевидно, что не используем добросовестную часть охотников и их пожертвования в охрану фауны, в проведение биотехнических  работ. А прежде они были результативны. Например, в Обском заказнике из 800 дуплянок в 500 селились гоголя. В заказниках проводили большой объем работ и тогда заказники были рассадниками дичи в смежные угодья. Теперь в заказниках ничего подобного нет. Охотники в порядке бесплатного трудоучастия ежегодно развешивали десятки тысяч дуплянок и делали многое другое. И это забыто.

Для восстановления ресурсов водоплавающих необходим комплекс организационных и биотехнических мер, с учетом новых реалий, в частности, многократно возросшей численности хищников, на которых теперь не охотимся, но их надо сокращать, а также ворон. Многократно увеличилась гибель молодняка в китайских сетях. По наблюдениям охотоведов,  где весной и в мае-июне  ловят рыбу сетями, там до подъема на крыло не сохраняется ни одного утёнка. Многократно возрос фактор беспокойства птиц отдыхающими, не осталось недоступных мест – укрытий дичи и т.д. Но опыт густонаселенных стран Европы позволяет надеяться на восстановление обилия дичи.

В газете «Природа Алтая» за март 2015 года размещены наблюдения и выводы старейших охотоведов края Быкова С.И., Колупанова Ю.И., участвовавших в восстановлении фауны в 1970-1990-е гг. Они против весенней охоты на уток и гусей. Однако, ряд наших охотоведов - аксакалов, в частности,  Анатолий Котлов, Юрий Нечаев и Александр Бондарев полагают, что ограниченная охота на селезней может быть разрешена. Для этого обязательны следующие условия: простейшее охотустройство хозяйств с выделением для такой охоты открытых весенних разливов, где, и вокруг них, не гнездятся водоплавающие. На таких участках возможна очень ограниченная охота на селезней с подсадными. При этом на одного охотника необходимо выделять не менее 60 га водопокрытой площади (это норма, установлена Методическими рекомендациями по охотустройству). К сожалению, об этом никто не позаботился.

Полагаем рекомендовать ограниченную охоту весной на тетеревов и глухарей и не ограничиваемую – на вальдшнепа. Его ресурсы совершенно не используются, да и охотиться на вальдшнепа мало желающих. Охота на тетеревов и глухарей будет приносить доход и стимулировать арендаторов охотугодий на зимнюю подкормку этих птиц, создание галечников, более активную охрану птиц от браконьеров и хищников, сохранение от вырубки лесных  участков с глухариными токами и т.д .

Биолог-охотовед, к.б.н. А.Я. Бондарев