18+

В Алтайском крае на модернизацию почти 200 объектов тепло и водоснабжения в 2021 году выделено 2 млрд рублей.

Подробнее…

Рубрики

Короткой строкой...

Аналитика

Экспертная оценка

Дословно

Инвестиции и инновации

Рынки и компании

Повестка дня. Строительство.

Повестка дня. Рынок труда.

Повестка дня. Образование

Повестка дня. Здравоохранение

Повестка дня. Промышленность и энергетика

Повестка дня. Социальная сфера

Повестка дня. Село и АПК

Политотдел

Туризм

Баннер

Лидер «партии власти» в Алтайском крае пообещал существенно нарастить присутствие «Единой России» в медийной сфере, помочь конструктивной оппозиции быть услышанной в краевом парламенте и взять реванш на выборах в Славгороде.

Информационно-аналитический портал Doc22 продолжает цикл интервью с руководителями крупнейших в Алтайском крае политических партий. Гостями главного редактора Doc22 Артем Кудинова были 1-ый секретарь Алтайского крайкома КПРФ Сергей Юрченко, руководители парторганизаций «Справедливой России» Александр Терентьев и ЛДПР Андрей Щукин. Сегодня визави портала Doc22 стал секретарь Алтайского отделения партии «Единая Россия», руководитель фракции «ЕР» в Алтайском краевом Законодательном собрании (АКЗС) Борис Трофимов.

Борис Трофимов готов договариваться со всеми, но поступаться принципами не намерен.

Борис Трофимов готов договариваться со всеми, но поступаться принципами не намерен.

– Борис Александрович, как бы вы оценили итоги уходящего года?

– Итоги года для всякой политической организацией оцениваются, исходя из результатов состоявшихся за этот период выборов. А они нас не могут не удовлетворять. Наш кандидат на высшую в крае должность, кандидат от «Единой России» получил 73 процента голосов от числа участвовавших в выборах. В рамках выборов в краевое Законодательное собрание мы получили 100-процентный результат, завоевав 3 мандата из 3. На уровне муниципалитетов мы свыше 63 процентов взяли на всех выборах глав сельских поселений и районных депутатов. Очень важны для нас были выборы в Змеиногорском районе, потому что он первым пошёл на объединение города и района, и это были первые выборы после объединения двух муниципалитетов. Мы знали, что в Змеиногорске сильные позиции были у «Справедливой России», коммунистов, но мы уверенно победили и сформировали свою фракцию большинства в районном представительном органе.

– Успех губернатора – несомненен, никто не ожидал, прямо скажем, такого результата. Как вы считаете, что обусловило эту победу – популярность губернатора, ресурсы краевой власти, поддержка партии «Единая Россия»? Или все вместе?

– Рейтинг нашей партии, общефедеральный и краевой, от 50 до 56 процентов. Рейтинг губернатора мы замеряем итогами голосования – 73 процента. На 17 пунктов рейтинг, авторитет, электоральная база губернатора выше, чем партии. Но губернатор – член президиума регионального отделения партии и кандидат от «Единой России». Александр Карлин в феврале этого года на встрече с депутатами всех уровней – поселенческого, районного и краевого, отреагировал положительно на обращение главы Чарышского района, секретаря местного отделения партии Наумова с предложением выдвинуться в кандидаты от «Единой России». Так что победу Карлина мы оцениваем как победу действующего губернатора в качестве кандидата от «Единой России».

– Вот вы коснулись темы партийных рейтингов. Это такой, по всей видимости, общефедеральный показатель. Разумеется, в разных регионах ситуация отличается. Как вы оцениваете свои актуальные позиции в Алтайском крае? Каковы их объективные характеристики – динамика численности членов партии, сеть партийных организаций и т.д.?

– По членам партии мы приросли за этот год на 253 человека. Выросло количество сторонников.

– Ну, в целом, сколько сейчас членов партии, хотя бы приблизительно?

– Свыше 30 тысяч человек.

– И плюс сторонники?

– И около 18 тысяч сторонников. Идёт рост рядов, и мы в этом году серьёзное внимание уделяли работе первичных организаций. Раньше партия – КПСС –формировалась по территориально-производственному признаку, то есть на каждом предприятии была партийная организация. На сегодняшний день формирование первичного звена и партийной организации «Единой России» идёт по территориальному признаку.

Оценить эффективность и качество работы парторганизации можно по нескольким критериям. В первую очередь – это мобилизация в период выборной кампании. Во вторую – это участие в реализации партийных проектов. За 13 лет активного участия в общественно-политической жизни страны и Алтайского края партия «Единая Россия» пережила несколько периодов изменения подходов к организации собственной работы. По истечении 10-11 лет, в первую очередь после 2011 года, мы действительно стали партией, которая создаёт все условия для выдвижения своих кандидатов во все уровни органов власти. Поэтому ещё раз повторю: главный критерий оценки наших позиций в Алтайском крае – это всё-таки результаты выборов.

Еще один существенный критерий – это кадровый потенциал, люди, которые приходят в партию, речь идёт о социальной среде подпитки партии. Если несколько лет тому назад партия представляла собой структурированное объединение людей одной профессии, то на сегодняшний день мы имеем достаточно широкое представительство различных профессий. После 2011 года мы фокусируемся на знаковых, эффективных людях, которые будут работать в органах власти, в Законодательном собрании, представительных органах власти. Это, если хотите, наш кадровый приоритет.  Особенно это касается молодых, активных, неравнодушных. Действительно, когда-то, на первом этапе партийного строительства, был призыв чиновников, на втором этапе кадровой основой парторганизации, ее основной движущей силой были дорожники, на третьем этапе – представители других профессиональных сред. Мы постепенно уходим от декларирования конкретных блоковых материальных позиций...

– Материальная позиция – что это?

– Материальная позиция – это различные партийные проекты общенационального и регионального характера. Как партия реальных дел мы не отказываемся от проектов. Более того, по ряду направлений мы намерены привлекать к их осуществлению наших партнёров из других политических партий. Сегодня вся работа строится по программному принципу бюджетирования. Еще лет десять назад депутат Госдумы или краевого парламента мог добиться какого-нибудь важного решения в одиночку, самостоятельно, используя свое влияние и возможности. Теперь мы вместе с губернатором работаем по его программам в части информационной, законодательной, бюджетной и политической поддержки. Мы принимаем бюджет; «Единая Россия» вместе с администрацией формируют тот вектор развития, который от нас будет зависеть в будущем.

– Борис Александрович, складывается такое впечатление, что как-то в последнее время «Единой России» стало меньше в политическом и медийном пространстве России и Алтайском крае. С чем это связано? Это сознательный шаг назад?

– Этому есть объективные причины. К тому же, хотел бы заметить, что не в политическом пространстве нас стало меньше, а в публичном. Когда мы говорим о политическом пространстве, то мы говорим в первую очередь о формировании органов власти. И когда мы готовились к выборам высшего должностного лица (а мы начали в 2013 году), мы сосредоточили все усилия в политической сфере. В медийном плане мы сфокусировались на нашем главном кандидате. Таковы были приоритеты нашей партийной организации.

Что касается конца 2014 года – начала 2015, включительно до 2017 года, мы возвращаемся в медийное пространство Алтайского края. У нас есть региональная повестка, ее первый пункт – информационное сопровождение программ главы региона в 2014 году – был донесён губернатором именно через каналы коммуникации «Единой России». Это и наш гражданский университет, это наши политсоветы, это наши депутатские объединения, наши общественные приёмные, наши партнёры по различного рода соглашениям.

– Как бы вы охарактеризовали ваши взаимоотношения с другими политическими партиями? Ваши политические конкуренты зачастую высказывают недовольство в ваш адрес, что вы слишком доминируете, обвиняют вас в монополизме и подавлении других точек зрения, в частности, на площадке АКЗС. Как вы к таким обвинениями относитесь?

– Хорошо хоть не обвиняют в применении физической силы!.. Не знаю, что и сказать после того, как мы добились впечатляющей победы на выборах в краевое Заксобрание, победив во всех 34 одномандатных округах...

– Итоги выборов никто не оспаривает, все их признают. Но, тем не менее, сильный победитель обычно всегда снисходителен к побеждённым, готов с ними договариваться, искать какой-то компромисс, не загоняя своих конкурентов в угол. В этом, мне кажется, проявляется сила, на самом деле…

– Мы за компромиссы, но против шантажа. Мы должны понимать, что политическая позиция и публичное позерство – это две большие разницы. Мы сформировали власть. И вот нам говорят: ребята, вы поделитесь властью-то. Мы готовы обсуждать проблемы, которые волнуют наших избирателей, на любой площадке, в любом составе. Но одно дело дискуссия, а другое – ещё до дискуссии какой-то штамп или ярлык навесить на оппонента.

Вот свежий и весьма показательный пример. Буквально две недели тому назад по нашему же предложению была создана комиссия для изучения проблемы «детей войны» и подготовки законопроекта. Тема в социальном плане нами достаточно хорошо изучена. И вот мы сели за стол переговоров, пригласили профессионалов, все политические партии. Наши оппоненты буквально с первого хода, с первого шага начали нас обвинять в том, что мы хотим всё завалить, пустить под откос и так далее. Но мы же сели за стол переговоров, и все согласны с тем, что проблема эта требует финансовой, морально-нравственной, социально-демографической оценки. В конце концов, политической и законотворческой ответственности. Необеспеченных финансами законов, создающих конфликт между различными слоями общества, и популистских решений в 90-е годы и так было принято достаточно.

Другой пример, уже из  политической сферы. Я имею в виду снижение пресловутого барьера по муниципальному фильтру.

– Кстати, сегодня, что называется, задним числом от планки в 7 процентов можно было отказаться? Можно было б снизить до 5? Или это вопрос принципа для «Единой России»?..

– Сразу оговорюсь, это не технический вопрос, это не технология. Давайте по порядку. Когда впервые вышел с этим предложением коллега Щукин, то мы были готовы снизить до 5%. Но когда под его заявлением подписались в поддержку коммунисты, другие политические силы, то это уже был политический демарш, давление трёх политических партий. Мы не могли уже уступить.

– То есть если бы Щукин один был, вы бы ему уступили?

– Мы эту тему на фракции обсудили с участием самого Щукина. Мол, Андрей Евгеньевич, если это ваше предложение, мы вас поддержим, но в скобках мы будем говорить: ребята, для нас не самоцель – установить планку в 5 процентов. Для нас важна легитимность выборов, сохранение представительства политических партий в важнейшем событии политической жизни региона за последнее десятилетие. Ведь из 8 тысяч депутатов муниципального уровня только около 300 представляют три оппозиционные парламентские партии. В любом случае, Андрей, 5 или 7 процентов будет, мы будем вас поддерживать. Просто вынуждены будем это делать.

Первый разговор состоялся в ноябре 2013 года. Затем был Крым. И когда все политические партии объединились вокруг президента, мы опять коллегам сказали: друзья, мы должны продемонстрировать на территории Алтайского края чёткое, адекватное реагирование на то, что все представители политических партий, которые объединились вокруг президента, должны быть на выборной площадке в Алтайском крае, должны обнародовать свои программы. Мы об этом говорили, и если бы нас не начали провоцировать в январе-феврале, нам удалось бы найти компромисс…

– Может быть, если б пошли на 5 процентов, не пришлось бы прибегать к такой сомнительной во всех отношениях процедуре передачи голосов депутатов муниципального уровня?

– Действительно, некоторые наши соратники не хотели такой передачи, мы не отрицаем. Да и в других партиях неоднозначно к такому «подарку» отнеслись. Но таковы политические реалии. Где-то 550 голосов депутатов надо каждой партии было набрать. А реально, как я уж сказал, оппозиционеры могут опираться только на 300 своих депутатов. А между тем надо не менее 1200 голосов дополнительно собрать. Где их взять?

– Это ваша были инициатива? А то ходили слухи, что вас Москва заставила…

– Инициатива наша.

– В последнее время в политической конфигурации Алтайского края появилась новая политическая сила – Общероссийский народный фронт. Фронт крепко сидит на теме общественного контроля, а вы будете этими проблемами заниматься? Тем более, насколько я знаю, до июня будущего года в плане законотворческой работы АКЗС стоит принятие закона об общественном контроле в Алтайском крае?

– Это не политическая организация, это общественное движение. ОНФ – это площадка, на которой обсуждаются крайне актуальные, злободневные вопросы, касающиеся в первую очередь федеральной повестки. Одна из первых тем – контроль за исполнением «майских указов» президента, затем проект «За честные закупки», но политикой общенародный фронт не занимается. Естественно, ряд активистов могут пойти на выборы как самовыдвиженцы или как члены партийного списка, но это будет их личное решение.

Что касается федеральной повестки, ОНФ выполняет задачи общественного контролёра. Губернатор на краевой конференции «Единой России» сказал, что у него есть свои контролеры, причем не только члены партии «ЕР». Это очень важно, когда общественный контроль шире какой-то одной партийной организации. Ведь каждая партия в первую очередь руководствуется своими интересами. А с общественных площадок могут звучать нелицеприятные оценки, которые могут быть неудобны той или иной политической партии.

– Считаете ли вы, что большее влияние должны иметь общественные советы, общественная палата?

– Да. Те институты, которые есть. Мы переживаем ещё один этап, эволюционный, когда мы должны реагировать адекватно на конструктивную критику, замечания со стороны общественных организаций. «Единая Россия», начиная с 2004 и до 2011 года нередко вынуждена была брать на себя право и ответственность за общественные организации, политические партии, иногда органы власти… Зачастую мы были истиной в последней инстанции. А затем социально-экономическая ситуация, политическая конъюнктура изменилась, и мы оказались заложниками политики последних лет. На сегодняшний день у нас есть своя политическая ниша, мы прекрасно понимаем, что мы не есть источник абсолютной истины. Но с другой стороны говорить, что мы добровольно подвинемся и отдадим не только проценты, но и мандаты, – это исключено! И мы уже стартовали в рамках выборов 2015 года и не только. Ну а 2015 год – это для нас год выборов, в первую очередь, в Славгороде.

В 2016 году кардинально меняется весь формат выборов. По выборам в Госдуму мы ожидаем создание 4 одномандатных округов. Последний раз выборы в Госдуму проводили по одномандатным округам в 2003 году. Дальше выборы в Заксобрание: перед нами стоит вопрос, который не раз будет обсуждаться в различных аудиториях и на площадке краевого парламента. Региональным законодателям федералы предложили варианты: либо 75 на 25 (имеется в виду 75 – по одномандатным округам, 25 – по спискам), либо оставляйте формат, который есть. Плюс ещё мы должны определиться по региональному закону о выборах на референдуме, будем ли мы вводить графу «против всех». Предвижу, что уже скоро оппоненты начнут вбрасывать домашние заготовки. К примеру, жду предложения: давайте не осенью проводить выборы в единый день голосования, а в марте.

– А вы-то как?

– Мы однозначно за осень, за сохранение нынешней даты. Далее, 75 на 25 или сохранение нынешней модели. Моя личная точка зрения: я за новые пропорции, новый формат формирования АКЗС.

– Ну, тут, получается, как не крути, при любом раскладе вы в выигрыше. Если 75 на 25, то очень серьёзно могут потерять эсеры, те же самые коммунисты…

– Вполне вероятно, но это вопрос к нашим политическим оппонентам. Мы будем действовать в соответствии с нормами федерального законодательства. И мы, начиная с февраля 2015 года, проведём консультации с нашими действующими депутатами относительно их желания и намерений на предстоящих выборах в Алтайское краевое Законодательное собрание, консультации с отдельными депутатами от ЛДПР и «Справедливой России» на предмет их участия в выборах под флагом «Единой России».

– А с коммунистами?

– С коммунистами мы не сумеем договориться ни с точки зрения идеологии, ни с позиций принципов и персоналий.

– На последней партконференции вы заявили о начале предвыборной кампании 2016 года. И в частности, сказали, что будут предприниматься какие-то шаги по оптимизации внутрипартийной структуры, в частности, в сети первичных организаций. Можете коротко рассказать, что вы предполагаете?

– Первичная сеть местных отделений, первичек должна быть максимально приближена к избирательным участкам. Оптимизация коснется в первую очередь регионального исполкома, местных отделений. Уже в феврале – марте 2015 года исполком должен и содержательно, и технологически переходить на работу в формате предвыборного штаба по выборам 2016 года. Что касается действующих депутатов, помощников депутатов, депутатов представительных органов в рамках избирательных округов, то они должны быть органично вовлечены в работу этого краевого штаба, который мы будем создавать в марте будущего года.

– То есть это будет такая сетевая структура?

– Да, именно так. Не секрет, что у нас есть на сегодняшний день неэффективные сотрудники. Если мы переходим на рельсы выборов, то мы всю свою работу должны подчинить задачам избирательной кампании. А в 2017 году грядет общекраевая масштабная кампания по выборам органов местного самоуправления.

А здесь опять вернемся к тому, о чем вы говорили. Да, алтайских единороссов два года было мало в масс-медиа, сейчас мы не только должны вернуться, мы должны наращивать своё участие в информационном пространстве Алтайского края.

Беседовал Артем Кудинов